Чингизхана нашли в Казани

Фото автора

Эдуард Ондар

X Международный театральный фестиваль тюркских народов “Науруз” прошел в этом году в Казани. Юбилейный “Науруз” собрал в столице Татарстана около 550 гостей и участников из Японии, Германии, Турции, Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, Молдавии, а также таких регионов РФ как Дагестан, Башкортостан, Чувашия, Якутия, Алтай, Тыва, Хакасия и др.

На фестивале можно было встретить звезд различной величины – от всемирно известной этнической певицы Степаниды Борисовой до самого настоящего буддистского монаха из Японии. Но мое внимание привлек актер Тувинского государственного музыкально-драматического театра имени В.Кок-оола, исполнитель роли Чингизхана в фильме “Тайна Чингис Хана” Эдуард Ондар.

Фильм “Тайна Чингис Хана” был снят в 2009 году якутским режиссером Андреем Борисовым, в съемках которого были задействованы актеры из Монголии, США, Франции, Германии, Казахстана, Башкортостана, Якутии и Тувы. Словом, фильм получился таким же интернациональным, как и сама Россия.

“Это международный проект. В фильме играют потомки тех 9 древних степных народов, которые провозгласили Темучина Чингис Хааном: монголы, тувинцы, якуты, буряты, калмыки, алтайцы, хакасы, башкиры, татары” — говорится в рецензии к фильму.

О том, сложно ли было воплотить образ такой выдающейся исторической личности, о национальном самосознании тувинцев и о фестивале мы и поговорили с Эдуардом Ондаром.

— Эдуард, наверняка, прежде чем приступить к съемкам вы просмотрели все фильмы о Чингизхане? Который их них, на ваш взгляд, является самым удачным?

— Да, я посмотрел очень много фильмов. Самым удачным в историческом плане считаю китайский сериал “Чингизхан”. Возможно, если бы сериал стал бы так же популярен у нас в России как сериал Тайны Смолвиля, то молодежь больше бы интересовалась историей культурой данного региона. Однако Тайны Смолвиля тоже учат хорошему, а просмотреть онлайн все серии можно бесплатно на сайте smallvilletv.ru.

— Тяжело было воплотить образ такого великого человека?

— Тяжелого ничего не было. Там играет сама фактура. В фильме мне играть не пришлось, необходимо было просто жить, а фактура – лицо, глаза – сама всё обыграла. Нужно было лишь жить той жизнью, в которой вырос. А Чингизхана никто не видел, никто не знает, каким он был на самом деле.

— Как вы попали в этот кинопроект?

— Режиссер фильма Андрей Савич Борисов нашел меня во время празднования тысячелетия Казани. Странно. А, возможно, в этом есть какое-то доказательство исторической взаимосвязи.

Вообще, с Казанью у меня связано многое. Например, скоро выйдет еще один фильм с моим участием под названием “Тысяча братьев” про Джунгарию XVIII века. Cнимает его “Казахфильм” совместно с Францией. Tак вот, режиссер этой картины также нашел меня в вашем городе — на одном из фестивалей “Науруз”.

— Лично для вас Чингизхан – кто? Был ли Чингизхан тираном? Удалось разгадать личность Чингизхана?

— Для меня он до сих пор загадка. Такое ощущение, как будто его вообще не было. Но тираном он ни в коем случае не был. Всё, что он хотел, это лишь объединить народы.

— Монголы говорят, что Чингизхан был монголом, казахи – казахом, татары тянут в свою сторону. Вы как считаете?

— Да, многие народы говорят, что Чингизхан был их, но мы, тувинцы, на него не претендуем. Вот правая рука Чингизхана – Субедей – он был тувинцем, это факт.

— А как тувинская молодежь относится к истории и культуре своего народа, интересуется ею? Тувинцы разговаривают на родном языке?

— Конечно! У нас очень развит фольклор, мы чтим всех предков, охраняем курганы. Все курганы тюркских народов находятся у нас, в Туве. Тува – это центр Азии. Их до сих пор выкапывают, а мы противимся этому, боремся. И языковой проблемы у нас нет. Наша молодежь, наоборот, плохо знает русский язык. Лично я выучил русский язык лишь в 1994 году. Наши дети изучают русский язык в школе как предмет. Тува ведь вошла в состав России совсем недавно, буквально 65 лет назад.

— Что можете сказать о фестивале “Науруз”?

— Для меня фестиваль – это объединение всех тюркоязычных народов: татар, башкир, тувинцев, алтайцев, казахов, туркмен, турков, гагаузов. Я не знал, что даже в Дагестане есть народ, язык которого похож на наш (кумыки, Дагестанский государственный Кумыкский музыкально-драматический театр в этом году впервые приехал на фестиваль в Казань – прим. Г.Б.), удивился. Поэтому такие фестивали нам несомненно нужны. Для обмена творчеством, в том числе.

Сегодня народы боятся друг друга, это мешает им объединиться, а подобные фестивали как раз и способствуют объединению народов. Приезжая сюда, я встречаю своих друзей, которых не видел по пять, десять, а некоторых даже и больше лет. Мы встречаемся, общаемся. В этом плане, “Науруз” является самым лучшим праздником для всех тюркских народов.