Резеда Сафиуллина: «Народ Египта вышел на улицы твердо зная, чего хочет добиться»

Резеда Сафиуллина. Фото: azatliq.org

Резеда Сафиуллина. Фото: azatliq.org

Как мы уже сообщали, сегодня ночью в Казани встречали группу преподавателей и аспирантов из Египта, по воле случая оказавшихся в Каире во время исторических событий в жизни страны. 15 татарстанцев прибыли на родину благополучно. Корреспондент «еТатар» взял эксклюзивное интервью с одним из участников делегации, старшим научным сотрудником Института истории АН РТ Резедой Сафиуллиной.

— Как вы узнали, что начались народные волнения?

— Ровно неделю назад там был «День полиции», он является в Египте выходным. Наши организаторы предупредили, чтобы мы не выходили из гостиницы, они заранее чувствовали, что будут волнения. Но в тот день мы все же ездили в город, хотя и далеко от гостиницы не отъезжали. Я была на базаре, и, возвращаясь, увидела, как народ куда-то бежит. Оказалось, что по улице шествует митинг с плакатами с требованием отставки Мубарака. Прохожие были удивлены увиденным, для них это событие, ведь в Египте много лет подобное не происходило. Кого-то это даже веселило, люди снимали происходящее на телефон.

Толпа с криками прошла мимо меня, я поймала такси и поехала в гостиницу. По дороге таксиста пыталась расспросить, что, мол, революция? Он не очень внятно ответил, сказал только, что это плохо.

А на следующий день началось! Канал «Аль-Джазира» целый день транслировал митинги. На третий или четвертый день волнений этот канал закрыли, затем отключили Интернет, я даже не знала, что целую страну можно отключить. Прекратилась мобильная связь.

— Было страшно?

— Нет. Только когда сотовая связь отключилась, в душу прокралось какое-то сомнение, неприятное чувство. Беспокоились, что наши близкие в России начнут беспокоиться о нас. Я даже пошла требовать, чтобы нам дали связь, пошла к ресепшн, выяснилось, что телефонная связь налажена, можно было звонить от их телефона за определенную плату. Мобильная связь появилась через три дня, мы очень обрадовались. Канал «Аль-Джазира» по прежнему не работал, я смотрела немного CNN на английском и местные телеканалы.

— Как вы воспринимали ситуацию в стране?

— Народ Египта активный, мобильный и ответственный. На улицы выходили взрослые, авторитетные люди, интеллигенция, и молодые, и в них настолько сильный дух! Они вышли, четко зная, для чего они это делают, чего хотят добиться. Мародеры, конечно, были, успели ограбить несколько магазинов, говорят, даже до главного музея добрались. Но против них мобилизовались дружины, организованные горожанами, военные.

Народ требует отставки президента, а он не реагирует. Народ беспокоится, настроение падает. Наконец, Мубарак выступил, ночью показали запись, что он отправляет в отставку правительство и парламент. Мы посмеялись, его самого просят уйти, а он увольняет своих министров. На следующий день народ опять на улице. В первый день комендантский час был с шести вечера, потом с четырех, потом уже с трех дня сделали. В тот день мы выходили в город, таксист торопился: «все, с трех уже ездить нельзя». Приехали в отель, включаем телевизор, а там на улицах народу! Говорят, больше миллиона.

— Вы всегда были уверены в своей безопасности?

— Мы были в попечении МИД Египта, о нашей безопасности заботились крупные чиновники, и с российской стороны МИД постоянно были на связи. В нашей группе была Ильсияр Гайнетдинова,  зав. отдела Ближнего Востока Департамента внешних связей Аппарата Президента РТ. Через нее наши все время были на связи, спрашивали, не нужно ли нам чего. Особо сейчас хочется успокоить родителей, чьи дети учатся в Египте, никто не брошен, наша сторона составляет списки тех, кто в данный момент может там находиться, чтобы содействовать желающим выехать. У нас тоже спрашивали контакты знакомых, находящихся на данный момент в Египте.

Отель, где мы расположились, находился вблизи резиденции Президента. Рядом находились военное учреждение, мы с балкона постоянно видели, как они делают пробежку, а в дни волнений у них тоже происходило оживление.

— СМИ сообщают, что в аэропорту Каира столпотворение, люди не могут улететь, как вам удалось выбраться?

— Из-за комендантского часа там ночные рейсы перевели на дневное время, наверняка из-за этого появилась толпа в аэропорту. Достаточно много рейсов в другие страны отменили, мы стали беспокоиться. Когда нас объявили, мы обрадовались, побежали на регистрацию! Мы летели через Стамбул, в принципе прилетели вовремя, опоздали, наверное, всего на час, могло быть и хуже. До рейса Стамбул-Казань было достаточно времени, мы успели.

— Расскажи немного, какие это были курсы?

— Их организовывает МИД Египта, по договоренности со многими странами, специалисты по арабскому языку проходят у них стажировку. Углубляют знания по арабскому языку, литературе, истории.

Еще раз убедилась, что мы, татары, скромные, и воспитанные. Хотя может и не очень хорошо себя хвалить. Но на фоне других делегаций наша отличалась в лучшую сторону. Например, представители одной из стран бывшего СССР громко разговаривали, курили, вели себя вызывающе. В последние дни они устали сидеть в отеле и стали требовать, чтобы их отвезли на Пирамиды. Нам тоже не показали Пирамиды, видели только ночное шоу, а днем не удалось съездить. Но нам  в голову не пришло в такой ситуации капризничать, как они.

Жаль, конечно, не успели провести торжественный вечер по случаю завершения курсов. Подарки не успели как следует вручить – чак-чак, тюбетейки, сувениры из Казани. Пришлось просто передать их со словами благодарности.

1 комментарий

  1. Рамиль

     …»татары скромные» тугел, э «сломенные» дияргэ кирэктер… (Казанда татар телен «родной» дип 50% санаса да, купчелеге урысча сэйлэшэ).