30 августа — 20 лет = 0 суверенитета?

Празднование Дня Города в Казани

Празднование Дня города в Казани, 2009 г.

30 августа. В разные годы эта дата называлась по-разному. Сначала это был День суверенитета (кое-где даже встречались перетяжки с надписью “Бәйсезлек көне белән! С днем независимости!”). Затем праздник стал именоваться Днем республики. А после того, как в Казанском Кремле была найдена древняя чешская монета, и было доказано, что Казани вот-вот исполнится 1000 лет, в обиход вошло словосочетание “День города”. Одно осталось неизменным: 30 августа – один из самых ярких и красочных праздников в республике, знаменующий окончание лета. К тому же в этом году праздник 30 августа совпал с Уразой-байрамом.

Корреспондент “еТатар” поинтересовался у экспертов и участников событий последних 20 лет, каким образом менялось отношение к этой дате? Также мы попытались заглянуть их глазами в будущее: что нас ждет 30 августа 2020 года – когда исполнится ровно 30 лет суверенитету Татарстана?

Рафаэль ХАКИМОВ – директор Института истории им. Ш.Марджани Академии наук РТ, доктор политических наук:
— 30 августа останется историческим днем независимо от того, как сейчас он празднуется. В 1990-е годы эта была не просто эйфория -эта была победа. Это были большие ожидания после Советского Союза. И всё это было связано, прежде всего, с внутренней гордостью нашего народа. Тогда было массовое вдохновение всей республики. Я отношусь спокойно к тому, что сейчас дата потеряла былой смысл. Однако этот праздник никуда не уйдет. В последние годы люди начали осозновать эту дату рационально – теперь мы понимаем, что такое республика и как мы должны её оценивать.

Такие даты, независимо от того, как складывается история затем, становятся фактором. То же самое было с объявлением татарской автономии в 1920 году. Понятно, что через 10 лет от автономии ничего не осталось. Но остался факт её объявления. Если бы этого не было, то и суверенитет 1990 года был бы объявлен совершенно по-другому. К 2020 году я ожидаю только укрепления республики, ведь при демократизации это единственный вариант развития Татарстана. А у России нет другого пути, кроме как демократического. Что же касается татарского народа, то мы никуда не денемся. Ни ассимиляция, ни русификация не скажутся на принципиальной судьбе татар. Этническое самосознание настолько капитальное и древнее, что оно плохо поддается каким-либо веяниям. Боюсь, что большее влияние окажет англосаксонская культура и язык. А народы не исчезают так быстро. Тем более с такой древней культурой и историей у нас есть шансы достойно показать себя в мире. Численность нации не играет в этом смысле большой роли.

Фандас САФИУЛЛИН – депутат Госдумы РФ третьего созыва, в 1990 году депутат Верховного Совета ТАССР:
— Татарский народ был одним из самых заинтересованных в сохранении Советского Союза. Больше половины депутатов Верховного Совета выступали с лозунгом “Татарстану – статус союзной республики”. И многие русские это поддержали. Статус союзной республики в рамках единой России. Но для нас Россией была не РСФСР. РСФСР, выйдя из Союза 12 июня, разрушила Россию, т.е. Советский Союз. Татары же стремились к равноправию народов в рамках большой России – СССР. Мир сейчас идет к объединению и укрупнению государственных образований, и Советский Союз мог стать моделью равноправия народов. В принятии декларации о государственном суверенитете Татарстана не было никакого сепаратизма! Возможно, и ГКЧП произошел из-за нас, в какой-то степени. 19 августа 1991 года должна была состояться церемония подписания нового союзного договора: без прибалтийских республик, и мы настаивали на том, что Татарстан подпишет этот договор не в составе РСФСР, а как отдельная, самостоятельная республика в рамках нового союза – наравне с Узбекистаном, Таджикистаном, РСФСР и т.д. Наш путь был путем спасения большого российского государства – мы хотели сохранить большую страну. И у татарского народа осталось чувство боли от того, что нас затем предали, ведь мы были на правильном пути.

Говоря о 30 августа 2020 года, могу сказать одно: будущее есть только у того народа, который не уступает по уровню интеллектуального и духовного развития тем, кто сейчас главенствует. Приоритет – культура, образование, нравственность. Дело не в количестве народа. Кто-то из древних сказал: чтобы спасти народ, достаточно пяти мудрых руководителей. Это относится и к полуторамиллиардному Китаю, и к 140 миллионнам россиян, и к 5 миллионам татар. Т.е. удельный вес должен быть больше, гуще, понимаете? Ну, а народ, который тратит всё свое время на развлечения и потребление — какое у него может быть будущее? Никакие футбольные и хоккейные голы нас не спасут.

Дамир ИСХАКОВ – доктор исторических наук, этнограф:
— Декларация о государственном суверенитете была заявкой на изменение статуса автономной республики на новый. Было не совсем понятно, куда движется Советский Союз, и Татарстан, как и татары всей страны, искали свое место в этой новой конфигурации. Татары желали стать современной нацией, равной нациям, стоявшим за союзными республиками. И эта заявка стала самым большим достижением всего татарского национального движения.

С точки зрения динамики процесса и поздних реалий эта заявка имела важное политическое значение до 1991 года, пока существовал СССР. Но распад союза поставил Татарстан в совершенно новую политическую ситуацию, и наша политическая элита оказалась к этому не готова. Ликвидация СССР оставила татар без воздушного пространства. Сделанная заявка потеряла смысл. И заключение договора о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном в 1994 году означало, что идеи Декларации были реализованы только частично.

Приход Путина к власти в 2000 году и начало борьбы с суверенитетом поставили Татарстан на колени. Сейчас декларация имеет только историческое значение. Политическим весом она практически не обладает.

Сейчас слышно, что в Москве готовится новый проект закона, чтобы понятие “нация” относилось только к российскому народу, т.е. “российская нация”. Это будет означать, что татары в политическом смысле перестанут обладать правом считаться внутренней нацией, которая обладает своей государственностью. Как и другие народы, населяющие федерацию. В динамике получается, что Татарстан сначала превратился в рядовую автономию, а затем был лишен и целого ряда признаков этой автономии. Думаю, что дальнейшая ситуация будет зависить от общей ситуации в России и в мире.

Скорее всего в ближайшей перспективе не предвидется реализация тех идей, которые были заложены в декларации.

Для тех, кто завоевывал эти права, в том числе, и для меня, ведь я был в гуще событий, 30 августа имеет огромное значение. Эти завоевания были достигнуты шаг за шагом. Но современная молодежь мало что знает об этой дате, т.к. обладает очень низкого уровня политическим сознанием. Смутное представление есть, конечно, но реальных знаний о событиях 20-летней давности нет. Основная масса народа, в том числе, татарского ушла из политической жизни и не особо задумывается о социально-политических аспектах своего бытия. Видимо пока обстановка такова, что этно-культурное поле существует за счет старых грузов, и народ пока спокоен.

Зиннур АГЛИУЛЛИН – общественный деятель, в 1990 году лидер татарской молодежи:
—  Декларация о государственном суверенитете Республики Татарстан была принята благодаря нам. Сначала декларацию приняли Набережные Челны, затем Нижнекамск. Затем мы приехали в Казань и окружили здание Верховного Совета. На площади Свободы собрались тысячи татар. Большинство татар реально верило в то, что их национальная республика из автономной станет полноправной союзной республикой.

Фото с сайта радио "Азатлык"

Один из многочисленных митингов 1990 года

К этому стремились и чеченцы. К сожалению, этого не случилось. А вот некоторым республикам типа Кыргызстана или Таджикистана свобода, как говорится, упала на голову. Мне думается, они до сих пор не могут с этим справиться.

В конце 1990-х, начале 2000-х годов народ стал разочаровываться. Федеральная власть принялась проводить политику “одно государство – один народ”. Теперь унификация населения федерации осуществляется еще более ухищренными способами. Но в то же время возросла роль исламского фактора. И татары теперь объединяются именно на почве своей религии. Это, безусловно, радует.

Что нас ждет 30 августа 2020 года? Безусловно, за грядущие 9 лет мы потеряем какую-то часть своих соплеменников. Но это будет далеко не лучшая часть нашего народа: манкурты да пьяницы. Важно сохранить качество оставшихся. А нам есть, с кого брать пример. Нас бесконечно радует усиление Турции как новой евроазиатской державы. Тюркский мир обретает силу, и пока он будет силен, нам, татарам, будет легче сохранить себя и свой язык. А декларацию о государственном суверенитете мы не забудем, потому как и декларация, и референдум о статусе Татарстана, и последующие документы, которые были приняты в первой половине 1990-х, составляют правовую базу. Настанет время, и нам вновь придется ею воспользоваться, чтобы заявить о себе на весь мир.

***

Газета “Ирек мәйданы” в связи со знаменательной датой также опросила ряд персон. Предлагаем перевод части, вышедшего 25 августа 2011 года:

Фаузия БАЙРАМОВА – писательница:

— 30 августа – для меня большое историческое событие. Я лично участвовала в создании этого события в качестве депутата и национального политика. С исторической точки зрения Татарстан, татарский народ после нескольких веков фактического рабства, подняв голову, смог заявить о себе на весь мир. Самое главное – мы смогли добиться этого без единой капли крови. Ведь никто не пострадал, ни один человек! Независимость не свалилась нам на голову просто так. До 30 августа 1990 года пришлось изрядно потрудиться: на протяжении двух лет мы организовывали митинги, пикеты, собирали миллионные подписи…

Очень много было угроз. Поэтому во время объявления декларации руководству Татарстана всё же пришлось пойти на попятную. В итоге татары многого лишились. В декларации было написано, что государственными языками Татарстана должны быть татарский и русский, а ведь изначально речь шла только о татарском языке. Декларацию объявляли где-то в 11 ночи. Помню, я вышла к народу и сказала: “Мы отдали свой язык, но получили государство”. Смешанные чувства были…

Вот прошел 21 год. Сегодня нет ни языка, ни государства. Руководство Татарстана не смогло по должному оценить декларацию. Многие её пункты не удалось воплотить в жизнь. Про декларацию забыли. Но всё же она никуда не денется. Декларация – исторический факт. Я верю в то, что в будущем она непременно пригодится нашей республике.

И в прошлом году, и в нынешнем 30 августа приходится на священный месяц Рамазан. В этом году двойной праздник – День принятия суверенитета и Ураза-байрам. Слава Аллаху, держим пост всей семьей. В этом году 30 августа собираемся поехать на родину мужа – в Аксубаевский район. Там состоится церемония открытия мечети.

Минназыйм СЕППЕРОВ – главный редактор газеты “Ватаным Татарстан”:

— Для меня это один из самых главных праздников. Меня очень огорчает, что в последние годы он превратился в какое-то пустое шоу. А ведь это исторический день.

Государственность – в крови у нашего народа. Наш язык могут запретить, но стремление к собственной государственности никуда не денется. Мы и своих детей вырастили с четким пониманием этой идеи. Надеюсь, и внуков сможем так же воспитать.

2 комментариев

  1. Руслан

    За чеченцев обидно — свободы не дали. За таджиков обидно — свободу дали.
    Вы уж определитесь, что ли.

  2. Халида

    Уместная ремарка, Руслан.