Туркам запретили “чирикать” о коррупции

Вчера ближе к полуночи в Турции заблокировали сервис микроблогов Twitter. Это произошло после того как днем этого же дня премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил тем, что они “выкопают Твиттер-мвиттер с корнем”. Он заявил, что их не волнует, “что там скажет международная общественность. Они увидят силу Турецкого Государства. Это не имеет никакого отношения к свободам… Мы не дадим возможность проникать в интимное пространство кого-либо. Речь идет о национальной безопасности”. Сам же турецкий премьер, имеющий более 4 млн подписчиков, последний раз “прочирикал” в Twitter предвыборные лозунги, дав ссылку на ролик ПСР, за пару часов до блокировки сервиса.

В Турции запретили ТвиттеПричина закрытия Twitter, как и прежних угроз Эрдогана закрыть социальную сеть Facebook и видео-хостинг Youtube, конечно, одна. “Интимное пространство”, как лукаво называет его турецкий лидер, относится к публикации записей по делу о коррупции 17 декабря, которые наводнили интернет. Каждый день появляются все новые свидетельства того, как верхушка правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и сам премьер использовали свое служебное положение с целью наживы. Это, в основном, легальные прослушки, санкционированные судом, которые производились в рамках дела “Большая взятка”. Их, видимо, сливают в сеть полиция или прокуратура, после того как дела были приостановлены после увольнения и перемещения по службе более чем 9000 служащих этих ведомств. То есть, фактически вместо судебных заседений в Турции происходит своебразный медиа-суд над коррупционерами.

Санкциями в этом процессе могут стать плачевные результаты на муниципальных выборах 30 марта. ПСР с каждым днем теряет все больше голосов, и, видимо, из трех крупнейших городов Турции — Стамбула, Анкары и Измира — сможет еле-еле провести своего мэра максимум в одном городе. Предвыборная стратегия ПСР а-ля “хвост виляет собакой” заключается в демонизации движения “Хизмет” (последователей турецкого богослова Фетхуллаха Гюлена) и обвинении его в заговоре против Турции. Эта технология явно пробуксовывает, поскольку риторика на площадях и в СМИ ничем реальным уже более трех месяцев не подкрепляется. Соответственно, не сумев убедить своих противников на идеологическом фронте в невинности партии, Эрдоган с компанией решили физически лишить возможности общественность создавать повестку дня и обмениваться файлами по коррупционному делу.

Социальные сети, включая Twitter (10 млн пользователей), весьма популярны в Турции, особенно среди образованных слоев. Это явно работает против правящей партии, они не могут противопоставить обществу ничего серьезного. Последние несколько месяцев специально созданная правительственная команда троллей (как их называет дочь Эрдогана Сюмеййя), например, не смогла вывести на первую строчку популярных тем (хэштегов) Twitter в Турции практически ни одного своего творчества. Учитывая также, что вчера вступил в силу запрет на предвыборную пропаганду (10 дней до выборов), социальные сети вольнодумцев становятся смертельно опасными для переживающий кризис политической партии, чьи члены во власти оказались, судя по материалам дела, крупными мошенниками.

Кроме препятствования распространению информации, на мой взгляд, у Эрдогана есть еще одна цель закрытия “клапанов недовольства”. Судя по агрессивной риторике и постоянному провоцированию конфликтов (сторонники ПСР нападают даже на ТВ-каналы), он хочет вывести народ на улицы на протесты. Затем, показав “шпану и алкоголиков”, как он называл протестующую молодежь в парке Гези летом прошлого года, зацементировать свой электорат, не давая ему возможность перейти на противоположную сторону. Попытаться представить разницу между голосующими за ПСР и за другие партии в качестве рва между “разрушающими государство анархистами” и “успешными и добродетельными членами ПСР”. Вдобавок, беспокойством на улицах всегда можно объяснить закручивание гаек, введение специального режима, особенно в день выборов 30 марта. Многие наблюдатели отмечают, что правящая партия, видя свой снижающийся рейтинг, может прибегнуть к махинациям на выборах. В стране, где выборы обычно проходят вполне честно, лучше условий для вбросов бюллетеней и других методов получения голосов, чем уличные волнения, представить сложно. Турки до сих пор стойко держат психологические удары со стороны премьера и проправительственных медиа, и борятся с ними исключительно информационно. Видимо, Эрдоган понял, что так он проиграет.