Боль земли

Татарстан считается аграрной республикой, но, к сожалению, проблем в этой сфере не счесть. К тому же погода нас не балует, из-за засухи последних лет республика потеряла много посева, мы несем колоссальные убытки. Вхождение России в ВТО для сельхозпроизводителей оказался очень болезненным. К чему это приведет, выстоим ли мы, пока неизвестно. “еТатар” предлагает перевод интервью корреспондента газеты «Ватаным Татарстан» c председателем Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Камияром Байтимеровым, который каждый день сталкивается с сельским хозяйством, что называется, лицом к лицу.

Байтимеров Камияр Бахтиярович

Отчитываются, что “все отлично”

– Камияр Мижагитович, по роду своей деятельности журналистам приходится часто ездить по районам. В общении с нами сельские жители, фермеры сетуют на то, что работа на земле не рентабельна, часто им не дают возможности работать. И права их нарушаются, возникают много конфликтных ситуаций из-за того, что фермеры не могут договориться с местной властью. Часто ли фермеры обращаются к вам за помощью? На что жалуются, какие есть пути решения проблем?

– Вот уже более двух десятка лет мы живем в пору рыночных отношений. Они предполагают развитие собственности, приватизацию. Были приняты федеральные, республиканские законы относительно земли, ее приватизации. Однако действуют ли эти законы на деле? По документам и данным статистики “все отлично”, отчитываются, что 96 процентов земли в руках у народа. Но в реальности людей, которые оформили в собственность землю – ничтожно малы. Они не могут пользоваться землей. Сказать, что люди на селе приватизировали земли, что фермеры хозяева своих земельных площадей, язык не поворачивается. В большинстве случаев фермеры не могут использовать земли. Проблема такая есть. Второе. Агро-экономическая политика предполагает взаимоотношения государства с сельхозпроизводителями любой формы собственности. Однако наши фермеры отличаются от своих коллег за рубежом. Наши не чувствуют поддержки, системной политики в аграрном секторе. Главная проблема состоит в том, что у нас нет контроля за ценообразованием продукции. В этом отношении сегодняшняя ситуация скажем не самая благоприятная. Государство должно контролировать баланс цен на сельхозпродукты. Аграрно-экономическая политика буксует. Фермер зачастую бывает в убытке, если урожайность хорошая, то и спрос падает, приходиться продавать товар за меньшие деньги, что даже расходы не покроешь. В отличие от нас канадские фермеры уже 15 декабря знают какая цена у них будет на тот или иной товар. На основе договоренности им 15 января выплачивается половина денег от товара. На вырученные деньги сельхозпроизводитель закупает зерно, горючее, удобрения. Все это делается для того, чтобы весной у фермера работа не останавливалась.

Мы потеряли 50 тысяч человек из-за крупных агрохолдингов

В последние годы нам не везет и с погодой. Из-за засухи мы несем колоссальные потери. Ради справедливости надо сказать, что для преодоления последствий засухи из государственной казны были выделены немалые средства. Также хочу отметить, что ни одно фермерское хозяйство, ни одно крестьянское подворье нашей республики для заготовки кормов за пределы Татарстана не выезжал. Это говорит о потенциале фермеров. Несмотря ни на что достойно выдержали засуху. Кроме того могу добавить, что треть скота в республике приходится на фермерские хозяйства и крестьянские подворья. Но, к сожалению, наши фермеры остаются обделены вниманием. Если посмотреть на цифры, то в 2011-2013 гг. 92 процента средств, выделяемых из федерального и республиканского бюджета, были направлены прежде всего на поддержание крупных агрохолдингов. Фермерским хозяйствам и крестьянским подворьям с помощью президента Татарстана тоже были выделены деньги, эти 8 процентов — ничтожно мало. Однако, несмотря на такие условия, 53,8 процента валовой сельскохозяйственной продукции в республике производят фермеры. Это говорит об экономической эффективности людей села.

– В республике со стороны государства всегда было лояльное отношение к крупным агрохолдингам, им всегда оказывалась денежная, административная помощь, а фермеры особо никого не интересовали. По мнению многих специалистов, если было бы все наоборот, и в свое время ставки делались на фермерские хозяйства, то аграрный сектор в республике работал бы мощнее. А какое ваше мнение по поводу этой проблемы?

– Когда образовывались агрохолдинги, мы предупреждали во что это может вылиться, на наши слова не обращали внимания, приходилось выдерживать накаты в нашу сторону. Время показало, что наши прогнозы были верны. Агрохолдингам, попадая в различные ситуации, приходится решать проблемы не на уровне хозяйствующего субъекта, обязательно нужно вмешательство государства. Иначе никак, их деятельность связана с большим количеством людей, с судьбой целых районов. В свое время нужно было дать возможность каждому, производил бы каждый что хочет и во что горазд! Но наши пошли по другому пути. 2003-2010 годы – это период рассвета агрохолдингов, за это время мы потеряли около 50 тысяч человек, которые жили в деревнях, они попросту выехали оттуда. Люди остались без земли, без работы, без средств. 50 тысяч человек – это большая цифра, получается, мы потеряли 3-4 муниципальных района.

А те, кто выехал из деревень в город – это активные люди села. Осевших в городе людей вернуть в село невозможно. Получается, что деревня стареет. Искусственно были созданы такие условия, что люди вынуждены были покинуть село. В свое время агрохолдинги всеми правдами и неправдами захватили себе земли, отдавали ее банкам под залог. Что мы сейчас наблюдаем? Агрохолдинги разоряются. Где теперь “Золотой колос”? Его нет. “Вамин” – банкрот. Вместо “Вамина” пришел другой, продолжаем повторять те же ошибки, опять наступаем на те же грабли. А жизнь вроде бы преподала урок, указала на ошибки! Очень важна роль руководства республики. К сожалению, вожжи по реформам в сельском хозяйстве были переданы в руки министерств и ведомств, а теперь и ответить некому, в результате мы сейчас в таком положении.

Земли начали предлагать китайцам

– Часто приходится слышать о том, что фермеры берут землю и не обрабатывают ее. Это проблема не только Татарстана, пустующих пахотных земель достаточно и по всей Росси. Как можно решить эту проблему? И виноваты ли в этом только фермеры?

– По данным статистики в Татарстане не обрабатывается около 70 тысяч гектара земли. Причины разные. Одна из них связано с тем, что собственников земли у нас нет. Если мы живем в пору рыночных условий, то и на земельное имущество должен быть свой хозяин. Таких примеров у нас мало. Нужно чтобы появился рынок земли, для этого необходимы условия. Без помощи государства этого не решить. Должен быть первичный, вторичный рынки жилья. У нас есть механизм рынка жилья, его можно использовать и на землю. Государство продает или дает в аренду земли. Это первичный рынок. При вторичном рынке, например, у меня есть несколько гектаров земли, но по каким-то причинам обработать их, засадить их не могу, и я уже кому-то могу перепродать. У нас такого опыта еще нет. Но в этой сфере существует теневой рынок. Это очень удобно тем, кто в свое время разными путями приобрел земли. Выгодно ли такое положение дел государству? Разум говорит, что нет, не выгодно, однако государство палец о палец не ударит для решения этой проблемы.

Нужны институты, когда можно было бы землю отдавать под залог. Например, таковую проблему решило бы создание банка земли, который работал бы как кооператив. Такой подход к делу мог бы наладить взаимовыгодные отношения между сельхозпроизводителем, государством и банком. Цена на землю есть, поэтому она должна приносить прибыль. Если бы работала эта система, то, по нашим подсчетам, в год было бы прибыли в размере 94-96 млн рублей. И государству хорошо, и банк чувствует себя уверенно, и фермеру выгодно. Можете сказать, что, мол, уже есть “Россельхозбанк”. К огромному сожалению, с ним большие проблемы. “Россельхозбанк” – это головная боль. Что с ней делать, как быть? Банк выделял колоссальные кредиты агрохолдингам, многие из них разорились, а долги так и висят. Кто и как их будут возвращать, неизвестно. Выделяли средства, а мониторинга их использования не было. В сельской местности все меньше и меньше людей, кто производит сельхозпродукцию, теперь вот начали земли предлагать китайцам.

Почему мы едим редиску из Израиля

– 2010 год нам всем запомнился страшной засухой. Республика из-за нее понесла колоссальные убытки, мы не смогли собрать урожай. Такая ситуация продолжается и по сей день. Каждый год разводят руками и сетуют на климатические условия. Не пора ли уже сеять и производить те культуры, которые выдерживают засушливое лето? Много говорят о восстановлении системы мелиорации. Будут ли менять подходы к работе, какие прогнозы?

– 2013 году об этом уже говорил и президент республики Рустам Миниханов. Он тоже призвал перестать сетовать на погоду и уповать на Всевышнего, оправдывая себя, винить во всем засушливый климат. Были конкретные указания по это счет. Взяли ли мы их на заметку и проведена ли работа над ошибками? Вопрос остаются открытым. Без сомнения, нам надо внедрять новые агротехнологии, новые методы работы. В конце концов, мы должны поменять свое мышление, отношение к земле. В начале июня прошелся по базарам Казани, посмотрел что и за какую цену продают. На прилавках картошка завезенная из Пакистана, Египта. Казалось бы, на песчаной почве вырастить то ничего нельзя. Ан-нет! Растет, даже на экспорт к нам отправляют. Всю зиму едим редиску из Израиля. Мы что, картошку не можем вырасти? Можем, но для этого нужно менять технологии выращивания сельхозкультур.

Байтимеров Камияр Бахтиярович в поле

А по поводу мелиорации могу сказать интересные факты. Когда министр сельского хозяйства и продовольствия республики Татарстан Марат Ахметов провел ревизию оборудования мелиорации, оказалось что 90 процентов оборудования сохранилось именно в фермерских хозяйствах. Остальные были разворованы, сданы на металлолом. Были выделены средства, закупили новое оборудование, установлены на землях фермерских хозяйств, но этих денег не хватает. Надо сказать, что средства, выделяемые на развитие, поддержание аграрного сектора у нас в стране сильно отличается от тех сумм, которые выделяются в других странах. Например, в Европе выделяемая ежегодная сумма из бюджета на один гектар земли равна 365 евро (сюда входит и мелиорация, и химизации земли), а у нас она равна 18-20 евро.

Германия удобрила свои земли фосфором на 20 лет вперед. Сейчас урожайность рапса с гектара земли составляет 50 центнера. А у нас 15-20 центнера считается хорошим результатом. Большая разница в урожайности. С одного гектара земли немцы собирают зерновых до 100 ц. Кстати, сельхозпродукцию в Германии производят не крупные агрохолдинги, а именно фермерские хозяйства. У каждого хозяйства и земли-то не так много, в среднем на каждое хозяйство приходится 31 га. А Германия является второй страной после США по производству и экспорту на мировой рынок сельхозпродукции. Франция на третьем месте, у них в среднем майдан пахотных земель составляет 28 га, а в Финляндии и вовсе 13 га. Площади небольшие, однако молочную, мясную продукции не мы им поставляем, а мы у них покупаем. Мы, что не можем работать как они? Ставропольский, Краснодарский край, Ростовская область, республика Алтай выходит на мировой рынок. Мы пока отстаем в этом плане. Конкуренция есть, но она внутренняя, мы конкурируем между собой.

Нам следует больше использовать человеческий потенциал, создавать условия, без этого ожидать манной небесной не стоит. Среди фермеров есть уникальные личности, у которых душа болит за землю и работа спорится! К таким умным и трудолюбивым хозяйственникам и люди тянутся. Сами выращивают и производят. На вырученные деньги не бегут приобретать дорогостоящие автомобили и не строят виллы, а вкладывают опять в производство. К примеру, такой трудяга и умница работает в Нижнекамском районе – Владимир Аппаков. Золотой человек! Но я знаю, как ему приходится тяжело, она работает в натяг. Давеча звонил, спрашиваю: “Как дела?”, говорит: “Никак, стоим без дела, солярки нет”. На основе договоренности он поставляет продукцию, а денег ему не выплачивают. В основном он работает с бюджетными организациями. А ведь один и два дня в летний период сбора урожая это катастрофа для сельхозпроизводителя. В Тукаевском районе Минталип Миниханов работает по мировым стандартам. Выращивает зерновые, картошку. Закупил систему орошения для зерновых! Бог даст, с гектара планирует собрать до 70 центнера урожая. Если работать с умом, то можно достичь хороших результатов, но для этого нужно чтобы аграрная политика работала системно.

Иначе жен выгонят с работы

– Камияр Муджагитович, вы все приводите в пример зарубежные страны, но наши чиновники вместе в главами районов, фермерами с целью обмена опыта, много ездят и по России. В Самару ездили, учились растеневодству, в Чувашии были, знакомились как налажено животноводство в селе Шыгырдан. Нам их ставят в пример, хвалят их результаты. Складывается ощущение, что мы неумехи какие-то или у нас нет таких условий как у них. Может быть, есть другая причина?

– Как говорится иногда курица соседа может показаться индейкой. Но в сравнении организации работы, отношения к фермеру разница большая. В село Шыгырдан ездили главы районов Татарстана. Среди них были и те, у кого нет проблем в агрорном секторе, были и отстающие в этом плане главы районов. Все они смотрят, слушают, но глубокого изучения дела нет, по приезду домой нет рвения, засучив рукава, браться за работу, внедрять новые методы работы у себя. Очень часто фермеры жалуются на то, что в районах чиновники не дают им работать, то и дело возникают какие-то проблемы, трудности. Благоприятных условия для труда не, натыкаются на бюрократические барьеры. Однажды пришли ко мне трое мужчин, все в расцвете сил, говорят хотят открыть производство, просят помочь, подсказать. Говорить с какого района они приехали, не буду. “Хорошо, позвоню, поговорю”, – обещаю им. В ответ они все разом просят: “Ради всего святого, не звоните. Узнают что были здесь, церемоняться не будут, жен выгонят с работы, через детей будут давить, проходу не дадут”. Мол, выкрутимся сами, лишь бы не узнали. Так и ушли.

А глава этого района тоже прилетал на вертолете в Шыгырдан, все восхищался как налажена там работа. В Шыгырдане такая же земля как у нас, такие же погодно-климатические условия. Труд разделен, кто-то открамливает бычков, другой фермер покупает и забивает, третий обрабатывает и продает. Нет никаких препятствий со стороны местных чиновников, полная свобода, лишь бы работали! А наши чиновники сами же ставят барьер для сельхозпроизводителей. Президент Рустам Миниханов дал задание чтобы муниципалитеты создали благоприятные условия для бизнеса. Есть сроки. Претворить все это в жизнь – дело, касающееся каждого из нас.