Главная задача — разбудить желание действовать

В Казани прошла пятидневная «Школа мусульманского лидера “Махалля 2.0” в рамках Программы подготовки специалистов с углубленным изучением истории и культуры ислама.  Организаторами Школы выступили Российский исламский институт и Казанский федеральный университет. Как рассказала «еТатар» еще до начала события один из инициаторов школы, руководитель Научно-образовательного центра «Письменное наследие и археография» Института международных отношений, истории и востоковедения КФУ, доцент кафедры Гуманитарных дисциплин Российского исламского института Резеда Сафиуллина, основная цель проведения Школы – помочь учащимся раскрыть свой общественно-полезный потенциал в деле донесения главных ценностей ислама до сограждан и развития мусульманской социальной инсраструктуры. Кроме того, в Школе собираются обучить методам создания и развития социальной инфраструктуры мусульман.

Резеда Сафиуллина-Резеда Рифовна, с чего вдруг появилась идея организовать такие своеобразные курсы для молодых мусульман?

— Проект такой Школы вынашивался много лет.  Нам давно хотелось провести некие обучающие курсы для активной мусульманской молодежи.  Я, например, мечтала собрать таких молодых людей в одном месте и снабдить их знаниями, которые потом они смогли бы использовать в своей профессиональной и общественной деятельности для создания мусульманской социальной инфраструктуры. Мы решили собрать молодежь, чтобы вслух проговорить все проблемы, с которыми сегодня сталкиваются не просто этнические, а практикующие мусульмане, для кого важно соблюдение традиционных религиозных установок и канонов.  И вместе, с участием приглашенных экспертов, попытаться найти эффективные пути решения этих проблем. Ну, и, конечно, подтолкнуть нашу молодежь к активности, к реальным делам, чтобы молодежь действовала, а не декларировала постулаты.

— Что подразумевается  под термином «мусульманская социальная инфраструктура»?

— Для ответа на этот вопрос приведу простой пример. У меня трое детей, которые, естественно, прошли через детский сад. И во время их малолетства – а сейчас дети мои уже студенты и школьник – я столкнулась с тем, что в Казани  невозможно было найти детский сад с халяль питанием.  Сколько порогов я обила, с каким количеством чиновников общалась,  в какие только организации не обращалась, пытаясь убедить их всех в необходимости введения такого питания – все без результата. Все мои обращения упирались в чиновничьи препоны. Поиски подходящего садика повторялись ровно три раза – по количеству моих детей. А заканчивалось все это тем, что мои дети просто переставали есть мясо в детском саду. Я знаю, что многие мусульмане именно так и растят своих детей, но ведь это не выход из ситуации, тем более, в республике, где половину населения составляют этнические мусульмане. Самое интересное, что за прошедшие годы мало, что изменилась. Недавно моя коллега  — молодая мама —  столкнулась с той же проблемой. Своих маленьких детей она вынуждена приводить на работу, так как они остались без садика. А случилось это потому, что заведующая садиком, с которой она предварительно договаривалась (а эта мама искала детсад именно с халяль питанием) и в который отстояла очередь, перед самым приемом ее малышей вдруг заявила, что питание у них будет обычным. По словам этой заведующей, несколько родители других детей выступили против халяль питания, и она была вынуждена уступить перед их напором. Заведующую  можно понять, т.к. человек опасается, что его могут обвинить в ненужных пристрастиях, у нее начнутся неприятности, поэтому лучше жить и работать по принципу – «у нас светское общество». В этом случае все претензии со стороны родителей-мусульман разбиваются о железную логику, с которой трудно спорить. Но что же делать тем молодым родителям, которые и сами живут по канонам мусульманства и своих детей хотят растить так же? К тому же в свое время по Казани прошла информация, прозвучало и по радио, что именно этот садик собираются сделать с этно-культурным компонентом, со всеми атрибутами и соблюдением традиций. Именно поэтому родители-мусульмане сюда выстроились в очередь, хотя в Казани есть и другие подобные садики. Но ведь в любой детсад, как известно, надо отстоять огромную очередь. Тем более родители выбирают садик как можно ближе к дому. И вот в последний момент реорганизации детского учреждения, о котором я говорю, чиновники пошли на попятную, поставив родителей перед сложным выбором —  подчиниться обстоятельствам или долго и трудно искать подходящий детсад. Причем, нет гарантий, что вы такой садик найдете, и вас туда возьмут вовремя. Вот вам элементарная иллюстрация к термину «мусульманская социальная инфраструктура».  Хотя в это понятие, на самом деле, входит очень много моментов. Я недавно общалась со своей коллегой, заведующей одной из кафедр одного из ведущих вузов нашей республики (кстати, не мусульманки). Она давно мечтает открыть в университете молельную комнатку для мусульман и часовенку для православных. И это тоже не встречает понимания. Главные аргументы все те же  — мы светское государство,  давайте тогда устроим помещения для свидетелей Иеговы и других верующих и т д.  Но здесь есть один важный момент: не у всех религиозных конфессий существует строгое предписание — по несколько раз в день осуществлять религиозные обязательства. Это мусульмане должны в положенное время молиться и питаться халяль всегда, а не только по праздникам или в пост. Ведь верующему студенту негде помолиться, даже, простите, за шкафом не всегда это сделаешь. Кто-то пытается осуществлять намаз в коридоре светского заведения, кто-то делает это в учебном классе. Чаще это быстро пресекается : нечего пугать посетителей, у нас не молельня и т.д. И где истинный мусульманин должен исполнять предписания своей религии?  Это ведь очень личный, я бы даже сказала, интимный процесс, который требует уединения, чего нельзя найти ни в вузе, ни в госучреждении. Этот вопрос остается пока без ответа. Адекватные, цивилизованные способы решения таких проблем мы и попытаемся  найти в нашей Школе.

— Оправдано ли, на Ваш взгляд, некое раздражение в обществе подчеркнутым выражением своей религиозности?

— Согласна, что иногда сами мусульмане виноваты в том, что светское общество их не понимает.  Такой пунктик, конечно, вызывает раздражение, потому что иногда у мусульман не хватает гибкости.  Но и этот момент не однозначный.  Сейчас наша гибкость проявляется в том, что дети в детсадах просто не едят мяса, что верующие студенты в светских образовательных учреждениях вынужденно пропускают намаз, или пропускают занятия во время пятничного намаза. Конечно, в идеале, надо искать компромисс, который всегда всех выручает. Но пока этот компромисс выражается в отказе от активного отстаивания  прав ради сохранения спокойствия – и собственного в том числе. Но ведь мусульмане такие же граждане нашей страны, как и все остальные.  Ну, уж если вы лишаете их возможности жить по своим религиозным канонам, не надо тогда говорить, что мусульмане не интегрируются в общество, что они обособляются,  замыкаются в себе. Наше общество пока не привыкло, что у кого-то может быть несколько иной образ жизни. Но ведь мусульмане имеют право жить так, как им нравится. И здесь бы я сказала о самом главном: все эти условия никто им не обязан создавать со стороны. Мусульмане сами должны грамотно выстроить свою инфраструктуру, главным в которой будет принцип – с пользой для себя, но без ущерба другим. А вот найти нужные механизмы для этого мы также хотим в рамках нашей Школы. Мы хотим собрать специалистов по взаимодействию с обществом, экспертов по формированию общественного мнения, для чего в нашей Школе выделен специальный блок.

— В последние годы, по-моему, мусульмане достаточно активны в своей жизненной позиции. Неужели здесь есть проблемы?

— Как показывает практика, в нашем обществе очень мало людей, которые грамотно,  со знанием дела и аудитории могут донести до общества информацию об исламе. В стране преобладает однобокое освещение темы. Если и есть какая-то информация, то она либо негативная в так называемых независимых СМИ (хотя от этого сейчас пытаются отходить), либо носит пиар-характер, т.е. рассказывают о мероприятиях и акциях, но недостаточно выполняется разъяснительная, просветительская работа. Мало материалов, разъясняющих и рассказывающих многонациональному обществу, кто такие мусульмане и в чем суть ислама. И, конечно, в этом главная роль должна отводиться самим мусульманам. Кому, как не им, знать все о себе и доносить эти знания до других? К сожалению, зачастую приходиться сталкиваться с тем, что наши имамы больше занимаются тем, что совершают обряды, соблюдают ритуалы, читают проповеди. Это все правильно и необходимо. Но в наше время дефицит имамов, чьи проповеди доходили бы до ума и сердца. А ведь это просто необходимо и самим мусульманам, особенно молодым, и всем тем, с  кем мы живем рядом. Важность просветительской работы в обществе мы также собираемся обсуждать в рамках нашей Школы. Для этого мы пригласили нескольких проповедников. Это и казанские имамы, и гости из других регионов. Чтобы был понятен уровень наших лекторов, назову Ильдара Аляутдинова, муфтия Москвы, журналиста и общественного деятеля Максима Шевченко и российского политолога, директора Фонда поддержки гуманитарных инициатив «Альтаир», старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН, специалиста по тренингам личностного и профессионального роста работников общественных организаций и СМИ Руслана Курбанова.

-В Школе будет работать четыре блока: менеджерский, проповеднический, СМИ и педагогический. Учащиеся должны пройти через каждый или обучение будет проводиться по отдельным направлениям, которое выберет будущий ваш ученик?

Наши потенциальные обучающиеся заранее выбрали то направление, которое им более подходит и нравится. Но принцип един для всех – умение работать в команде и, самое главное, научиться формировать и направлять свою команду. Тот же пример с детскими садами показывает, что в одиночку решить проблемы или невозможно, или можно, но с огромными временными и нервными затратами. У нас одно из условий приема в Школу – наличие умения и желания работать в команде. Причем, в каждый блок мы набираем именно команду единомышленников. Потому, что если изначально молодые люди не настроены на командную работу, в будущем у них появится слишком много сложностей в работе. Наша же цель – научить объединять усилия в достижении целей.

Какие новые обучающие технологии вы собираетесь использовать?

Все новое — это хорошо забытое старое.  Это и формирование навыков командной работы, это создание и реализация конкретных проектов. Будут лекции, практические занятия, дискуссии, дебаты, мозговой штурм, социально-ролевая игра, Главное, что мы хотим сделать в процессе обучения —  помочь людям  почувствовать свои силы в обустройстве и создании комфортного для них общества. Мы хотим снабдить их знаниями и механизмами в этом нелегком, но очень нужном  деле. И привить им активную жизненную позицию. Потому, что без нее невозможно развиваться. Я сама выросла в эпоху «кухонных разговоров» и не хочу возвращаться в это время.

— А откуда у Вас такое настроение относительно возврата «кухонной политики»?

— К сожалению, нельзя не заметить такую тенденцию: с трибун официально говорят одно, а в кулуарах-  совсем другое. Как будто вновь возвращается то время, когда не принято было называть вещи своими именами. Я вижу, что в людях присутствует некий страх говорить открыто о недостатках и реальных проблемах. Причем, меня удивляет, что открытости в суждениях боятся именно молодые. Если  в людях старшего поколения этот страх – как бы чего не сказать лишнего – я объясняю многолетней привычкой молчать (и даже ради сохранения жизни и свободы), то в нынешней молодежи он меня удивляет. Хотя и здесь есть причины – их так воспитали родители, которые сами выросли в несвободной атмосфере. Молодежь в своей жизни часто сталкивается с фальшью и ложью, которая зачастую помогает продвинуться по карьерной лестнице или просто удобно устроиться в жизни. Не секрет, что многие, особенно начальники, падки на лесть. И, видя такое лицемерие, понимая, что в ином случае можно стать неудачником, молодые люди, в том числе и мусульмане, принимает общепринятую модель поведения, забывая, что бояться нужно только Аллаха, , что свою жизнь мы делаем сами и только вместе. Возможно, кому-то покажется, что эти мои рассуждения отдают романтизмом, но я действительно верю, что будучи осознанными, ответственными и деятельными, мусульмане могут создать себе комфортную социальную среду.

— Ваша Школа открывается , так сказать,  в пробном режиме: получится – не получится. У Вас какие ощущения? Не боитесь поговорки про первый блин, который всегда комом?

— Честно сказать, до недавнего времени были такие опасения: что не наберем слушателей, что они не смогут организоваться в команды. И вот выяснилось, что с количеством учащихся в нашей Школе  у нас  уже перебор.  Сейчас для нас проблема, как не отказать тем, кто немного не вписался в дедлайн, но очень хочет пройти обучение. Нам бы хотелось взять всех, но все упирается, как всегда, в финансы. Мы ведь планировали оплатить дорогу тем, кто приезжает из районов Татарстана, также организаторами оплачивается их проживание. Если не получится всех принять, то придется вести жесткий отбор по анкетам, которые заполняют претенденты на обучение. В них они должны указать главные причины, побудившие их записаться в школу. А поскольку мы акцент изначально делаем на активность, целесообразность и наличие желания работать, то это и будет определяющим в отборе кандидатов.  Несмотря на такую активность, еще остаются определенные беспокойства, и не спроста — мы задумали довольно большой, сложный, комплексный проект. Подобное мероприятие проводится впервые. Надеюсь, что все заявленные лекторы приедут, так как предварительное согласие получено, никто не отказал. Думаю, что все у нас получится. А в молодежи нашей я, в принципе, не сомневаюсь. Я много лет работаю с этой аудиторией и смело могу заявить, что молодежь у нас прекрасная: думающая, мечтающая, с огромным желанием получить новые знания. Наша главная задача на данный момент — разбудить в них желание действовать. И помочь реализовать свои начинания. Наша Школа ведь не заканчивается 1 декабря. Дальше участники должны составить подробный план своей работы и через месяц представить его на суд экспертов с уже какими-то итогами. Возможно, не у всех все, что они задумали, получится – таким мы поможем, а кому-то вообще лень будет что-то делать. Но те, кто добросовестно пройдет через этот первый этап в своей будущей профессиональной и общественной деятельности – возможно, с ошибками, возможно, даже и первыми шишками (а может, и без них) — тот в дальнейшем имеет все шансы стать успешным и полезным обществу.

2 комментариев

  1. Шаукат

    Здравствуйте. Как можно связаться с организатором этой школы? С уважением Мазитов Шаукат Тагирович.

  2. Резеде Сафиуллиной

    Резеда Рифовна вы очень много сил уделяете пробивая чиновничьи препоны по вопросу халяль питания в детсадах, но может пора вам уже применить свою энергию в создании специальных (мусульманских)  детсадов и школ?